суббота, 31 октября 2015 г.

Еврейский мессия Сапет

©Араке́л Даврижеци́,
или Тавризский
(ок. 1590-х—1670) 

армянский историк XVII в. 

КНИГА ИСТОРИЙ

[История злоключений еврейского народа и еврея 170 по имени Сапета, который говорил: «Я — Христос, спаситель племени евреев и вот я пришел, явился, чтобы спасти их» и иных событий, которые последовали за этим 171.

В 1667 году искупителя нашего, Христа-бога и 1115 (Уже редактор т. "Еврейская старина" (см.. стр. 76, прим. 4) заметил ошибку, вкравшуюся в текст: вместо 1666 г., приводится 1667 г.) году армянского летосчисления во время патриаршества на верховном и высочайшем престоле
святого Эчмиадзина владыки Иакоба Джугаеци и во время царствования у османов султана Мухаммеда, сына султана Ибрагима, появился некий ловкий еврей, и звали его Сапета. Родился он и был вскормлен в городе Смирне, был очень искусен в письменности и науках еврейских, кроме того, от рождения он был крайне велеречив. Изо дня в день он делал успехи и умножал знания [свои] и, видя его успехи, многие стали учиться у него. Он преподавал своим последователям искусственные и вымышленные слова: записывал наоборот имя божье и учил своих учеников читать. Затем он раскрывал книги, созывал собрание, и вступал со знатоками своей религии в спор и одолевал их красноречием своих рассуждений; и имя божье, написанное наоборот, давал им читать, но они не могли [прочесть]; тогда он звал учеников своих и приказывал им читать, и те, поскольку заблаговременно были обучены, читали громким голосом, четко и ясно, и все присутствующие на собрании диву давались, восхищенные и изумленные этим. После чтения написанного прочитавший начинал трепетать, дрожать и томиться, падал на землю, задыхался и испускал вопли. А Сапета, принесши воду для окропления, как принято у евреев, начинал брызгать на больного. И тотчас же быстро исцелял его от недуга. Посему все, кто видел, восхищались, диву давались и считали это за удивительное и великое чудо. Сам же Сапета казался им чудотворцем, посланцем и помазанником божьим. И те из пророческих свидетельств о пришествии Христа, которые мог он истолковать, приписывал себе; он говорил, дескать Мессия, о котором пророки предсказали будто придет и спасет Израиль — это я, вот я и пришел, чтобы спасти Израиль. Он предлагал народу отказаться от субботы и постов 172, жить постоянно в весельи, превозносить подпись 173 и начертание имени его, а самого его прославлять как посланца и помазанника божьего — спасителя еврейского народа. Ему оказывали великие почести и славили, приглашали из одного дома в другой на угощение и званые [обеды]. И когда он шел по дороге, держали над головой его балдахин 174, иные, подняв полы его одежды, несли их в руках, а перед ним и под ноги ему стелили виссон и кумаш 175. Привели к нему трех девственниц 176, и он некоторое время держал их у себя, а затем оставил. Весь народ шел за ним. Слова же недужных, о которых мы раньше упомянули, что де падали они, задыхались, подобно бесноватым и заговоренным, и болтали,— слова этих одержимых бесом и иные мошенничества, которые они видели у прельстителя Сапеты и еще кое-что выдуманное ими самими — составив письмо и записав все это на бумаге, они отослали в отдаленные места как благовествование, мол благая весть вам, рассеянные и мучимые, вот явился спаситель племени нашего — Сапета; царь в Измире, он явился, чтобы восстановить законы, заставить расцвести род [наш], нас освободить, обогатить племя наше и собрать рассеявшихся израильтян воедино. Некоторые из знающих и мудрых евреев, тех, кто умел читать, видя, что весь народ пошел за ним [тоже] — поневоле и закрыв глаза [на ложь] — пошли за ним, как бы покорившись ему; другие же, разъехавшись под разными предлогами в чужие страны, отошли от него. И все благоразумные боялись: как бы. услышав молву эту, иноверцы-магометане не погубили и не стерли с лица земли весь народ. Низшие слои этого племени, эти [столько] меж собой говорили, пока молва не дошла до слуха магометанских властей города Измира. Власти решили промеж себя, дескать напишем и известим везира, но потом, считая [слухи] легкомысленными и необоснованными, оставили так и везиру не сообщили, но сами хватали евреев и, взыскав тяжкие штрафы, отпускали их восвояси. Однако молва о появлении лжемессии распространялась с каждым днем и дошла до отдаленных областей, в частности Константинополя. И кто слышал— воспламенялся набожной любовью, некоторые даже пускались в путь и приезжали с подношениями в паломничество и на поклонение, а другие посылали ему в дар драгоценные вещи, золото и серебро, третьи же продавали за бесценок дома и скарб [свой] — говорили: отправляемся в Иерусалим, ибо, говорят, будто Сапета приедет туда, будет царствовать и соберет [вокруг себя] избранный 177 народ. Все удивлялись широкому распространению этой молвы, поэтому отроки и дети всех племен-магометан и христиан — богачи и простой люд города Стамбула — спрашивали, приставая к евреям: «Чефут гялды ми? Хахам гялды ми» ? 178Женщины и мужчины, молодые люди, престарелые, дети, старики и отроки спрашивали евреев, где бы их ни повстречали: «Нэпи гялды ми? Тетчелли гялды ми?» 179 Это стало поговоркой и распространилось по всей стране: [все] издевались, шутили на дорогах и улицах, уста и языки привыкли к этому: «Нэпи гялды ми, мысех гялды ми?» 180 В домах и на улицах вспоминают и говорят об этом, слагают песни и танцы, подходящие к случаю, насмешками и шепотом порицают евреев: «Тетчелли гялды ми?»

Какой-то еврей из города Газа по имени Натан 181, заранее договорившийся и заключивший с ним союз, приятель этого Сапеты, пишет оттуда к евреям, живущим в Константинополе, о Сапете и свидетельствует, мол мессия и Помазанник это и есть, тот, кто сейчас находится в Измире. Слова эти очень взволновали евреев Константинополя, и молва о нем, распространившись, достигла магометанских властей города Стамбула. Кадий же и сардар Стамбула снарядили людей, чтобы они поехали, арестовали бы Сапету и привезли. А Сапета, услыхав об этом, собрался бежать в Фессалоники, но дорожная стража перехватила его, на море и привезла в Стамбул, высадила на берегу Гомрук-хана. Когда возвестили, что привезли еврейского Мессию — тысячи тысяч и тьмы-тем [людей] поспешили поглядеть на него; и при виде Сапеты, все ругали, издевались, шутили и насмехались над евреями из-за их заблуждения.
И затем повели [Сапету] к везиру, который расспросил об имени его и о слухах; и тот от всего отрекся и отверг. Сказал о себе, мол я — человек читающий, соблюдающий законы и молящийся, и везир ответил, мол останься в заключении, пока мы не получим из Измира сведения о тебе и не узнаем правду ли ты говоришь. Тогда субаши 182 нанес пощечину Сапете и, ударяя по голове, повел его и заключил в тюрьму — 28-го января 1115 (=1666) года армянского летосчисления бросили его в тюрьму.
А евреи от стыда не выходили на рынок, не сидели в лавках; дети магометан, где только удавалось, издеваясь, говорили: «чефут гялды ми? тетчелли гялды ми?»; из-за этой хулы евреи дали большой подкуп янычару-агаси, дабы тот приказал своим служителям и воинам брать под стражу тех, кто спрашивал их «гялды?», но насмешки стали кричать в тысячу раз больше и даже более этого. Заключив Сапету в тюрьму, послали людей и привезли его имущество, поскольку он собрал множество вещей — ведь евреи щедро одаряли его! Когда его вещи привезли в Хаской — все заблудшее племя евреев вышло навстречу, они обнимали его, простирая руки издали и вблизи, [как бы] прося [даровать] им спасение. Затем магометанские властители наиб и тетишчи отправились в тюрьму и стали спрашивать Сапету: «Скажи нам правду, действительно ли ты царь, как о тебе говорит твой народ? Скажи правду о себе». Но он отпирался, мол я не царь не пророк, и не из знатных, а человек простой, промышляющий чтением. [Властители] записали слова Сапеты, приложили печать и заверили 183, понесли и доложили везиру. Что же касается евреев, то они не переставали посещать Сапету; а поскольку тюрьма находилась в городе Стамбуле, евреи не могли открыто ходить к нему и возвращаться; поэтому они подкупили субаши, дабы тот изыскал для них какую-либо возможность открыто посещать [Сапету]. Тот поговорил с везиром [и сказал], что евреи частыми своими посещениями истоптали [пол] тюрьмы, тогда везир, сделав выговор, приказал: «Повезите его в крепость. Богаз и содержите там в тюрьме». Спустя несколько дней везир выехал из Стамбула, отправился на запад, ибо его ждало большое сражение; а когда везир уехал, евреи еще более осмелели и стали еще чаще посещать [Сапету] вместе с женами и детьми. Старики и юноши, бедные и богатые и даже девушки-затворницы и молодки ходили в поломничество и на поклонение к нему — и не только из окрестных гаваров, но и из дальних стран: из Бугдана, Илова, Кафы, Иерусалима, Анатолии, а особенно много приходило к нему из Стамбула. Получали [его] благословение и с мольбой и слезами вопрошали: «Когда же ты выступишь, воцарившись, и спасешь нас?» Частые их посещения возбудили зависть магометан, и начальник, которого называли бостанчи-баши, стал задерживать их, и как-то, схватив несколько знатных евреев, шедших к Сапете, привел к каймакаму. Когда каймакам спросил: «Почему вы ходите к нему, скажите правду, он пророк какой, или царь, или кто он, скажите правду?» Евреи утаили правду и ничего не сказали, а придумали отговорку: мол он ни в чем не виноват, невинно осужден и заключен в тюрьму, он [лишь] молящийся и читающий человек из нашего племени, и мы ходим к нему, чтобы утешить его и заслужит его благословение». Каймакам ничего не ответил им, отпустил их, и они собрались и ушли. Но магометане, стоявшие у входа, с гневом и насмешкой сказали евреям: «Заблудшие, какую oн вам пользу принес, этот человек, что вы так заблуждаетесь относительно него?» И евреи отвечали: «Через несколько дней вы сами воочию увидите». Магометане тотчас же доложили об этом каймакаму, евреев быстро вернули, как следует высекли их палками, а затем отпустили. И хотя другие евреи слышали об этом и боялись, но своих суетных надежд не оставляли.

При предках евреев, когда царь Вавилонский Навуходоносор заполонил евреев и погнал их в Вавилон 184, тот день предки их объявили величайшим днем траура. С той поры и по сей день они отмечают эти скорбные дни постом и воздержанием, рыданием, стенаниями и оплакиванием самих себя; и еще в эти дни читают плач пророка Иеремии. Скорбный день этот отмечают в августе месяце в пятнадцатый день луны 185. Магометане же называют этот праздник Карабайрам.

Одержимый дьяволом Сапета, увидев, что ослепленный народ боготворит его, стал еще более совращать его на свою сторону: он писал множество посланий, рассылал [их] во все страны евреям, возвещая о чем-то чудесном и говоря: «Я — сын, рожденный от бога, пришедший нынче, чтобы спасти вас».

Вот копия и образец его писем: «Единородный сын и первенец бога Эосамбесеви 186 Мессия, спаситель Израиля. Мир вам всем, чада Израиля, возлюбленные бога! Нынче вы, как в Великий день господень, который мечтали увидеть блаженные Авраам, Исаак и Иаков, сподобились узреть сей день, приняв меня ради освобождения и спасения Израиля, согласно обету господа нашего, данному устами пророков и отцов наших, любимцев Израиля. Итак, да обратится плач ваш в ликование, и день траура в день радости и веселья, ибо отныне вы больше не будете плакать, о чада мои Израиль! Не думайте больше о прошлом своем, ибо дана [вам]несказанная радость спасения. Так возблагодарите же громогласно и радостно с литаврами и музыкой во время молитв ваших того, кто исполнил обет свой вековечный, данный отцам нашим, и таким же образом ликуйте во все дни и в начале месяца. А траур скорбных дней и ночей ваших, который называется Пурим 187, — превратите его в день Ламбран 188, в [день] светлой радости в честь явления моего. Пусть никто из вас не занимается ничем, кроме радости и ликования, ибо все дни племен и язычников даны вам в утешение и не только то, что видно на поверхности земли, но и то, что в глубинах морских уготовано вам для наслаждения и радости. Будьте здравы».

Блудный и бесноватый Сапета написал это послание на языке и письменами еврейскими и разослал повсюду; позже с еврейского языка [письмо это] было переведено на латинский язык, а с латинского языка — на османский язык рукою некоего мудреца и великого переводчика царя Мухаммед-султана, сына султана Ибрагима; с латинского же языка [письмо] было переведено на армянский язык и письмена рукою некоего искусного дпира по прозванию Иеремия 189, уроженца того же города Константинополя. И куда бы ни дошло письмо блудного [Сапеты], везде день траура превращали в праздник и ликование, даже дерзали [праздновать] с литаврами и музыкой, чего евреи никогда не видели. Потому что Сапета приказал день и память того великого траура, установленного их предками в честь пленения их и угона в Вавилон, обратить в праздник ликования и радости: есть и пить, украшать себя разнообразными украшениями, радоваться и пировать, ибо траурные дни миновали и настали уже дни радости.
Некоторые из нас, из армян, исподтишка расспрашивали людей осведомленных и еврейских хахамов о Сапете, мол что вы скажете, быть может это какой-то пророк, или на самом деле Мессия, либо Христос, или же еще кто-либо из достойных слуг божьих? И те отвечали: «Все это ложь, [Сапета] — обманщик и совратитель, одержимый дьяволом; вот человек восемьдесят из нас и даже более договорились и не признаем его, ибо это противно вере отцов наших».
Мужи эти, сговорившись, пошли к евреям и начали опровергать, оспаривать и порицать Сапету и говорили: «Зачем вы признаете его, почему внемлете ему и как же вы следуете за ним, ведь он — обманщик, совратитель и противник веры отцов наших. [Прошло] вот уже сколько времени с тех пор, как предки наши появляются на свет и исчезают, но никто из них не нарушил и не отменял никаких законов из установленных профидовых 190 порядков; а он велит нарушить субботу и день великой скорби, и все, о чем бы он ни говорил и что бы он ни делал — бредни и исполнено лжи. Какое пророческое знамение либо чудесное действие видели вы от него?» И несмотря на то, что они спорили таким образом с евреями, евреи возмутились против них, ругали и спорили с ними и даже подумывали о побоях. Даже пошли к Сапете с жалобой на них. И возникла в среде евреев распря и раскол великий: кто-то считал, что можно признать [Сапету], а другие отрицали это. И разошлись сын с отцом, брат с братом, любящие друг с другом; а признававшие [Сапету] сильно привязались к нему, посещали его и приветствовали. Многие не могли попасть к нему днем — с большими мучениями ожидали и приходили [к нему] ночью, приветсвовали [его] и, выходя от него, сочиняли и распространяли [о нем] чудесные и дивные рассказы, поздравляли друг друга с благою вестью, мол Сапета — Мессия наш и избавитель, явился и пришел к нам; трон царский будет ему уготован и исправится сам по себе престол правосудия, скипетр царский будет управлять, христиане будут вконец уничтожены, а магометане — обложены податью. С такими ложными и суетными надеждами ждали его. Кое-кто ждал его пришествия, уставившись в небо, другие—смотрели все время на море, иные же по ночам на лодках плавали по морю. Говорили: «По небу прилетит и свет зажжется для нас». Все считали его великим [человеком] и посланцем бога, ибо относили к нему слова пророка Иоиля, который говорит: «И будет в последние дни, говорит бог, излию от духа моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцам вашим будут сниться сны» 191 и т. д.

И еще в том году 2-го июня померкло солнце. Это было обычное затмение, имеющее место при рождении луны. А заблудшее племя евреев сочло это за знамение и говорило: «Смотрите, даже с неба явилось знамение о нем», и они приглашали друг друга на званые обеды. Говорили, будто евреи имели наготове оружие и мечи 192, чтобы при появлении Мессии уничтожить другие племена.

И когда особенно разрослись слухи о лже-Христе Сапете, дошли они до стран, подвластных христианам. Христиане спорили с евреями, проживавшими в тех странах, и бились об заклад меж собой. Христиане говорили: «Если вести о Сапете подтвердятся, мы все обратимся в иудейскую веру», а евреи отвечали: «Если слова Сапеты не оправдаются — уничтожьте все наше племя саблями и мечами». И сговорившись так, заключили договор, назначили срок и, обратившись в судебное присутствие, записали решение, закрепили судейской и княжеской печатью и стали ждать условленного времени. В стране же Ляхов 193 перебили множество евреев, а многие убежали в другие страны, кое-кто приехал даже к этому Сапете. В эти дни в стране Ляхов жил какой-то еврей-хахам 194. Он слышал молву о Сапете, но не верил и решил: «Поеду-ка я к этому Сапете и доподлинно удостоверюсь во всех его делах». Приехав, он проник к Сапете и в течение нескольких дней наблюдал, подмечал и беседовал с ним и доподлинно удостоверился, что все дела его были обманом. И осмелев, сказал ему: «По-моему, ты вводишь в заблуждение злосчастный и бедный народ наш и себя Христом и Мессией провозглашаешь. Какое знамение ты указал на небе или на земле, какое ты совершил дело спасительное, о которых свидетельствуют слова грамот наших? И что за чудеса были при рождении и вскормлении твоем? Ведь вот родители твои и воспитание твое, вот братья твои, вот жена твоя и дети, полностью тобою наряженные, вот жизнь и поведение твое, такое же точно как и наше: ты ешь и пьешь, чувствуешь страх, тебя ловят (ведь он собирался бежать, а его поймали), ты попал в темницу и закован в цепи», и многими другими словами укорял он Сапету.

Последователи Сапеты, возмущенные, выступили против того хахама, напали на него с руганью и оскорблениями, хотели растоптать его ногами, наговорили ему много горьких слов и на собрании своем прокляли и выгнали вон.

А хахам этот со скорбью в сердце возмущался слепотой и поступками евреев и с таким гневом в сердце пошел к магометанам, отрекся от иудейской веры, принял исповедание Магомета 195  и в сильной ярости донес на евреев и Сапету. Магометанские властители довели его обвинение до сведения каймакама. Сверх этого доноса, учиненного хахамом против Сапеты н евреев, прибавилось еще одно тяжкое обвинение против Сапеты некоего шейха по имени Махмуд, проживавшего в Богазе. Он постоянно видел дерзость евреев, посещавших Сапету, а также уважение н почести [воздаваемые ему], и что он спокойно жил с женщинами и возлюбленными, — пошел он к кадию, доложил ему о делах Сапеты, привел знатных мусульман в качестве свидетелей, взял у кадия, арз и махсар и, взяв этот махсар, вместе с другими мужами из мусульман отправился в город Атрану, поскольку в те дни царь, каймакам 196 и вся знать находились там. Явившись к каймакаму, он пожаловался на Сапету и на евреев, каймакам разгневался и приказал капучи-баши отправиться в Богаз и там повесить его. А ввиду того, что каймакаму донесли кое-что и другое о Сапете, поэтому он не медля послал еще одного канучи за Сапетой, чтобы не вешать того, а привезти в Атрану. Они так и сделали: взяли его и повезли в Атрану к каймакаму, но тот на сей раз без всяких разговоров послал к царскому двору, чтобы [там] его продержали, пока он известит государя и тот сделает какое-либо распоряжение относительно него.

Когда доложили о делах Сапеты государю, которым был сам хондкар Мухаммед-султан, сын султана Ибрагима, государь воссел в судебном присутствии. Были на суде кази-аскер, муфтий, каймакам, и все вельможи государя.

И разве можно было счесть толпу всадников и простолюдинов, собравшихся на это зрелище! Они — как звезды в небе и песчинки в море. Были выставлены в большом числе воины с луками и стрелами, с ружьями, был разведен огонь, зажжены факелы и [сделаны] другие приготовления, чтобы подвергнуть Сапету пыткам.

Привели на суд и некоего мужа, по имени Хаяяти-заде 197. Муж сей прежде был по происхождению и по вере евреем, но потом отрекся от иудейства, принял веру Магомета и стал мусульманином. Его выдвинули вперед, чтобы он служил толмачом между Сапетой и царем. Там на суде Хайяти-заде сказал Сапете: «Видишь ли все эти готовые оружие и орудия пыток?— это все подготовлено для тебя; так вот, так как ты снискал такую славу и взбудоражил страну, государь решил казнить. тебя новейшими [способами] пытки и смерти. Если ты обладаешь каким-то могуществом и чудесной силой 198 — сотвори чудо, прояви могущество свое и тем спаси себя и народ свой». А Сапета от страха и ужаса так струсил, что вся кровь его ударила ему в сердце, и он стал отпираться и свалил всю вину на народ свой, мол: «Слепой и заблудший народ мой распространил обо мне эту нелепую молву, сам я не такой, как они обо мне говорят, а просто чтец. Прочитав все книги, я понял, что один лишь ваш пророк — истинный пророк и появился он на свет для направления [на путь истины] всего человечества; и вот уже 20 лет, как я признал его и стал его последователем». И там же на суде он отрекся от иудейской веры и его обратили в веру Магомета. Вот каким образом он оставил свою веру и стал мусульманином. Тогда [люди] всех племен и народов стали оскорблять и ругать, поносить и оплевывать Сапету и весь народ еврейский, сами же евреи, пристыженные, поникли головой и от стыда не выходили из домов своих. Сапета, который некогда хвастал, что вознесется на небо, сейчас сошел в преисподнюю; тот, кто убеждал именами Авраама и Исаака, Иакова и Моисея — нынче отрекся от них и стал прихожанином Магомета; тот, кто говорил, что обратит весь мир в свою веру — сам отрекся от родной и богом данной веры своей, ибо наставник дум его — сатана довел его до такой славы; тот, кто считал ложью истинное пришествие Христа нашего — был посрамлен могуществом Христа, бога нашего. Претворились в жизнь слова Христа, сказавшего: «Придут Христы и лжепророки» 199. Вот мы и увидели [это] в наши дни, и прославилось имя господа нашего Иисуса Христа милостью и могуществом его, и имя его да будет ежечасно благословенно и прославляемо во веки веков, аминь» 200.]

Саббатай Цви 
Натан из Газы 

Комментировать здесь.

Если вы заметили опечатки или неработающие ссылки - сообщите, пожалуйста. Контакты на боковой панели.

Мои экскурсии представлены здесь и на сайте "Путешествуйте!"